Поиск по этому блогу

Translate

"Дырка в асфальте" и...

«Как она образовалась, не знает никто.
Словно по волшебству, в приличном ещё дорожном покрытии подъездной дорожки у дома №13 по проспекту имени «Тринадцати героев», образовалась маленькая выбоина неправильной формы – сто на сто миллиметров шириной и глубиной тоже сто…
В первый момент её никто не заметил.
Колёса автомобилей проскакивали над ней, не вызывая никаких неудобств, пешеходы не ходили по проезжей части в этом месте, а дорожным рабочим, как и работникам различных служб ЖКХ, было вообще не до того – хватало других важных дел, посерьёзнее, чем какая-то незначительная дырка в асфальте.
В большинстве подобных случаев, такое их отношение, можно было считать вполне оправданным. Действительно, маленькая выбоина, каких на наших дорогах сотни тысяч – не разорвёшься, заделывая каждую из них.
Пусть сначала станет побольше, считали они, тогда, затраты на её заделку станут целесообразными, тем более, что со временем она может и сама забиться грязью, станет невидна и делать ничего не придётся.
Но это был не тот случай…»

***
«…Он не знал, что за его действиями пристально наблюдали.
Когда он на своём автомобиле скрылся из глаз, человек, наблюдавший за ним, отвернулся от окна и, шаркая стоптанными тапками-шлёпанцами, прошёл вглубь квартиры.
Этим человеком была одинокая старушка, Прасковья Ивановна, из 43-й квартиры, расположенной на первом этаже тринадцатого дома. А окна этой квартиры выходили прямиком на провал.
Прасковья Ивановна просыпалась рано.
Делать ей было особенно нечего и с утра до поздней ночи, всё своё время она проводила у окна. Ни одно событие во дворе не оставалось незамеченным. Некоторые думали, что она, вообще, никогда не спит.
Не пропустила она и Василия Петровича.
Угол зрения (первый этаж всё-таки располагался низко) и куст сирени под окном, разросшийся в последнее время, не позволяли в полной мере оценить происходящее, но Прасковье Ивановне помешать не могли. – Она видела, как её сосед из последней парадной – этот «жулик» Васька – разворотил на своём джипе полдороги и слышала, что он при этом сказал, заглядывая в провал.
- Точно мудак,- ворчала старушка, шаркая по квартире, пробираясь к телефону. – Повредил теплотрассу, набедокурил и уехал, а тут, разбирайся, кто хочешь.
Прасковья Ивановна, по дороге к телефону заглянула в ванную комнату и включила горячую воду. – Напор был слабым.
- Вот мерзавец! – выкрикнула она. – Уже падает напор…»
***
«- Погоди вылезать,- передумал Семёныч, обращаясь к рабочему. – Возьми ломик и попробуй пошевелить грунт с левого края…. – Там может быть дыра в бетоне,- добавил он,- расклинило грунтом, и мы его пока не видим. – Только помаленьку и….
Продолжить он не успел. Он хотел дать команду рабочему проверить свою страховку – ему показалось, что тот отстегнул от верёвки свой монтажный пояс, но не успел.
Всё произошло слишком быстро.
Пока Фёдор Семёнович говорил, рабочий уже взял свой лом и успел ударить им в грунт с левого края ямы.
Раз, два…
Третьего раза не потребовалось. После второго удара, грунт в месте удара резко провалился вниз, а ещё через мгновение провалилась и бетонная поверхность, на которой стоял рабочий.

Фёдор Семёнович ошибался – рабочий был пристёгнут, но это его не спасло. За доли секунды провал расширился до 20 метров и под землю ушёл аварийный фургон со страховкой, Фёдор Семёнович с помощником и все остальные рабочие их бригады, выставляющие вокруг провала ограждение. Также под землю провалились шесть припаркованных у тротуара автомобилей и куст сирени у окна Прасковьи Ивановны вместе с приличным куском тротуара, газона и отмостки вдоль дома.
Сам дом №13 устоял, оголился только его фундамент».
***
Это фрагменты истории под названием "Дырка в асфальте".