Время, в которое мне посчастливилось жить.

Иногда посмотришь вокруг и хочется закрыть глаза - так неприглядно мелочно и цинично (даже в самых важных вопросах) выглядит всё, что окружает...
А ведь так было не всегда...
Я помню время, когда всё было иначе...
Не хорошо, не лучше ... - эти слова не подходят... Да и кто я такой, чтобы об этом судить... Но честнее, человечнее и проще наверняка...
Давно это было - в прошлом веке...
И мне посчастливилось в это время жить.




Фрагмент повести "Хрустальный свет" главы "Сила инерции".

«Ничего не поделаешь, — думал я. — Слишком поздно я понял».
Пять лет назад неправильный выбор привёл меня в вуз, который мне не подходил. Я его окончил, руководствуясь своими странными правилами. Отказаться от них я не мог, решение было принято, а я никогда не менял принятых решений, даже если потом они мне казались неверными.
Глупость?
Возможно, но мне всегда казалось, что если я начну менять свои принципы, то перестану быть собой.
В результате я получил профессию, которая мне не нравилась, и распределился в строительную организацию, где был обязан отработать целых три года.
Такая перспектива вовсе не радовала меня, но винить в этом было некого — я сам именно этого когда-то и хотел. Искренне считал, что мой выбор — лучший выбор на свете, а профессия достойна того, чтобы её освоить.
«Понять и изучить все её возможности. Работать по специальности, пока хватит сил. Не бросать, пока не исчезнет последний аргумент в пользу того, чтобы остаться», — думал когда-то я.

*

Я подошёл к воротам строительной площадки. Часы показывали 8.02. Я опоздал на две минуты, и начальник участка, с которым мы должны были встретиться у ворот, видимо, меня не дождался.
За воротами, на некотором отдалении, я увидел несколько строительных вагончиков.
В одном из них горел свет.
Мне нужно туда, понял я. — И мне стоило поторопиться — мой начальник наверняка уже находился там.
За воротами я не увидел ни дорожки, ни деревянного настила, по которому можно было бы пройти к вагонам, не испачкав обуви — всё пространство от ворот до бытовок покрывала непролазная грязь.
«Полный бардак», — подумал я. И, проклиная всё на свете, сделал первый шаг.
— Зачем мне всё это? — спрашивал я себя, шлёпая в модных ботинках по грязи, иногда проваливаясь в неё по щиколотку.
Но это был риторический вопрос, я прекрасно знал, зачем и повернуть назад уже не мог.
«Плевать, — решил я. — Пробьёмся. Если с этим справился мой отец, справлюсь и я. Ботинки жалко, но ничего, на стройке зарабатывают неплохо — куплю себе новые».
Вот и заветная дверь.
Серебристая, обитая листами оцинкованной стали — дверь вагона-бытовки, с надписью масляной краской «СУ №3». За ней меня ждало моё будущее и его ответственный представитель — мой начальник участка.
«Сейчас мы встретимся, — думал я. — Он расскажет мне о работе, покажет объект, познакомит с людьми, которые будут у меня в подчинении».
Я волновался.
Это был мой первый рабочий день.
Первый день работы в строительной организации в качестве инженера. Первый день в череде событий следующих трёх лет — без вариантов, без возможности что-то изменить, повинность — плата за моё обучение.
И именно в этот день я опоздал. Не повезло. Что обо мне подумает начальник? Спросит почему? Придётся оправдываться…

— Хватит гадать, — мысленно сказал я себе, наполнился решимостью и открыл дверь.

На меня дохнуло неприятным запахом перегара вперемежку с кислым запахом влажной одежды. Я увидел в середине бытовки стол. За ним на деревянных лавках сидели семь человек и оживлённо беседовали. Моего начальника там не было.
Я вошёл, и разговоры стихли, взгляды всех, кто находился в бытовке, обратились ко мне. Повисло тягучее молчание — люди, сидящие за столом, явно ждали от меня объяснений моего неожиданного появления.
Я же, не придумав ничего лучше, просто сказал:

— Привет, мужики, я ваш новый мастер.

Моя фраза никак на них не подействовала, они всё так же неподвижно сидели, разглядывая меня.
Только один из них, видимо бригадир, ухмыльнулся.

— Ну, здравствуй, мастер, — ответил он, — проходи, садись, знакомиться будем.

Я не знал, как себя вести, я никогда не был в такой ситуации, но то, что говорил этот человек, имело смысл. Нам действительно стоило познакомиться, и это было лучше, чем стоять столбом в дверях.
Я подошёл к столу.
Рабочие подвинулись, и я сел с бригадиром рядом.

— Давай, мастер, за знакомство, — сказал он, доставая откуда-то бутылку водки и наливая мне половину гранёного стакана.

Сомнения вихрем пронеслись у меня в голове — я на работе, в рабочее время алкоголь пить нельзя, с рабочими тем более, но это наверняка своего рода проверка: если не выпью, они почувствуют мою слабость, а что при этом подумает начальник?
«Эх, будь что будет», — решил я. И залпом выпил эти полстакана, занюхав рукавом своей куртки, слегка при этом поморщившись. Затем, без всякого перерыва, сказал:
— Зовут меня Владимир, и я, как уже говорил, ваш новый мастер. Будем знакомы.
Взглянув на часы, добавил:
— Время восемь пятнадцать — рабочий день начался пятнадцать минут назад. Всё, мужики, закругляемся, пора выходить…

Возможно, я всё сделал правильно, возможно — нет. Но бригадир поднялся из-за стола, пожал мне руку. Следом за ним из-за стола встали остальные. Накинули куртки и потянулись к выходу.
— Пойдём, Володя, — сказал он. — Покажу тебе твою прорабскую. Все чертежи там.
Начальник участка приехал около девяти часов. Здороваясь со мной, он почувствовал запах.
— Так-так, — сказал он, улыбаясь. — С рабочими, я вижу, ты уже познакомился, но мой тебе совет — с алкоголем поаккуратней.
Оправдываться я не стал, тем более что в моём возбуждённом состоянии алкоголь на меня почти не подействовал и я чувствовал себя абсолютно трезвым.
Мы прошли по объекту, взяв с собой чертежи. Работы на нём ещё только начинались. Это был объект внутри нашего строительного треста. Реконструкция нашей же базы механизации. И каждое управление треста, в том числе и наше СУ №3, выполняло здесь часть своих работ.
Мне поручалось построить кирпичный гараж для грузовых машин, новую трансформаторную подстанцию и очистное сооружение.
Сложность заключалась в том, что эти объекты строились за счёт бюджета СУ №3, куда я и устроился работать.
Строительный трест распределил между своими управлениями не только работы, но и затраты. Это было обременение, и, по большому счёту, моей организации моя стройка была не нужна. — Она не давала прибыли.
Что это означало? — Ничего хорошего для меня. Это означало, что на всём своём протяжении мой объект будет испытывать недостаток в материалах и технике. Выполнение работ будет непредсказуемым, достойную заработную плату рабочим будет обеспечить непросто, и, как следствие, этими рабочими будет сложно руководить.
Это означало и то, что на своей стройке я буду один, и мне никто не поможет, а моя организация на мои проблемы будет закрывать глаза. Ни одной организации нет никакого смысла уделять повышенное внимание работе, которая не приносит доход.
Когда я пришёл на объект, на нём стояло два строительных вагончика, была выведена на работу бригада — как оказалось впоследствии, далеко не лучших специалистов.
Поставка материалов для работ в ближайшее время не предвиделась.
Я принял этот объект и взял на себя весь комплекс технических и организационных проблем.

У моего управления появился ответственный человек — молодой специалист, очень слабо пока разбирающийся в стройке, но на которого можно спускать всех собак, а у меня появилась уникальная возможность понять самому и показать другим, на что я способен.
Трудности меня не пугали — ведь о многих из них я даже и не догадывался. Я был полон энергии и сил и радовался, что у меня действительно появился шанс понять, чего я стою.
Мой начальник уехал, а я остался.
Начался следующий этап моей жизни — этап, где время оказалось сжатым и его перестало хватать, где реальность приобрела абсолютно чёткую форму, проявившись передо мной острыми углами.
Мне приходилось быть максимально внимательным, чтобы их обойти. Это отнимало много сил, выматывало, не оставляя места ничему другому.
Всё или почти всё стало определено на много дней вперёд...»


***
Сегодня повесть "Хрустальный свет" доступна, как самостоятельная книга (все мои книги- ЗДЕСЬ
А ТАКЖЕ включена в состав нового "СБОРНИКА 333"