Повесть "ПОМНИТЬ ИНАЧЕ..." в цитатах. Ч.1


«Я всё слышал, но отвечать не хотелось. Как страус, который прячет голову в песок, я скрывался в своей бессознательности. Я не хотел возвращаться. Почему? Я пока не мог
этого объяснить, я был слаб, мне было трудно логически мыслить, но в то же время это понимание и не требовало объяснений, их можно было подобрать позднее. Находясь
в пограничном состоянии, я мог взглянуть на свою жизнь со стороны.
Я ужаснулся.
Реальность безобразно топорщилась во все стороны, и в ней я чувствовал себя полным ничтожеством. Случай на парковке — жалкий эпизод, маленький фрагмент моего бестолкового движения по жизни. Это было закономерно, и этого не могло бы случиться, будь я другим, — я никогда не оказался бы в то время и на том месте…
Я лежал и не шевелился, мне казалось тогда, что достаточно так вот лежать, ничем не выдавая своего присутствия, и эта неприглядная реальность никогда не наступит».
***
«…Как же всё перепуталось!
Ничто в её облике не говорило об её истинной сущности. Солидная, привлекательная, интеллигентная женщина…. Неужели все бандиты из тех, что покруче, сегодня
выглядят так, что сразу не догадаешься, кто они, думал я. Всё настолько перемешалось, что понять это можно только тогда, когда они начинают действовать.
Она смотрела на меня совершенно спокойно, не отводя взгляда, и, видимо, ждала вопросов с моей стороны. А я смотрел на неё. Смотрел и понимал, что если бы не
тот случай на парковке, то я утонул бы в её глазах сияющих невероятной решимостью и силой, в их синей глубине. Если бы я не знал, кто она на самом деле, то наверняка
поддался бы на её чары, ведь она, и я это чётко видел, была невероятная женщина.
Но я находился в больнице и я знал…»
***
«…— Вы во многом ошибаетесь, — сказала она, останавливая мой словесный поток, — и это не удивительно. В вашем состоянии трудно разобраться в чём бы то ни было, у вас элементарный стресс. Вам нужно перестать прокручивать эту ситуацию. Нужно попытаться отвлечься от неё, забыть. Это не просто, и в этом, как я уже говорила, моя
вина. Я ужасно не люблю чувствовать себя виноватой и хочу загладить свою вину, а, как вы удачно сумели заметить, я легко получаю то, что хочу.
С этими словами она встала, сбросила с себя своё платье и подошла ко мне.
От неожиданности у меня перехватило дыхание, и я чуть было снова не потерял сознание.
Слишком уж быстрым оказался переход в иную реальность…»
***
«Снова прокручивая события вчерашнего дня, я понял, что всё далеко не так просто, как виделось мне несколько ранее.
Я изменился, и изменился значительно, сам не замечая того.
Попав в ситуацию, отличную от моего привычного образа жизни, я отдал себя на волю обстоятельств и если разобраться, даже не пытался им противодействовать.
Я, видимо, слаб и беспомощен и неспособен контролировать свои желания.
Я вёл себя, как глупый ребёнок, которому случайно попала в руки новая игрушка и он, вцепившись в неё обеими руками, не думает о том, что это как минимум может привести его к неприятностям. Ведь игрушка, скорее всего чужая, и, возможно, подброшена специально, и, быть может, это ловушка и… куча других вариантов, которые не сулят ничего хорошего.
Наверное, я сошёл с ума, думал я. Совершаю поступки, не думая об их последствиях.
А ведь всё, буквально всё имеет свою причину и своё следствие. Всё взаимосвязано и уравновешено.
Я же это равновесие нарушил, запустил новый круговорот причин и следствий, и теперь невозможно представить, что меня ждёт».
***
«Что-то во взгляде Лизы мне показалось необычным — кроме профессиональной озабоченности в нём просматривался чисто женский интерес.
Я ломал голову, не зная, как бы тактично извиниться перед ней за вчерашнее, ведь наверняка я и мои посетители доставили ей определённые неудобства. Но, судя по всему, извиняться было просто не за что, проблем в её работе в связи с этим не возникло, а остальное в глазах этой девушки, видимо, только прибавило мне несколько очков.
Но самое странное даже не это, думал я, пытаясь разобраться в себе. В тот момент, когда я почувствовал её заинтересованность по отношению к себе, сразу невольно представил её стройную, соблазнительную фигурку под больничным халатом, её милое лицо…, хотя никогда не считал себя ловеласом».
***
«…— Эдмунд Семёнович, хотелось бы наконец понять, что всё это значит, — начал я достаточно резко, чувствуя неприязнь к этому человеку.
— Эдмунд, зови меня просто Эдмунд, Володя.
— Ну, хорошо, Эдмунд, — продолжал я, раздражаясь ещё сильнее. — Что за тайные намёки, что за активные или неактивные ковры? Это что, такой ритуал? Некие загадочные круги, которые скоро замкнутся или нет, если клиент не заплатит необходимой суммы…. Имей в виду, Эдмунд, говорю это сразу, пока твои дорогостоящие услуги ещё не начались: денег на это у меня нет, а если бы и были, то я всё равно не заплатил бы за них ни копейки. Я вообще в этой клинике оказался случайно, ты меня с кем-то, видимо, перепутал.
Закончив свою тираду, я встал, собираясь уйти.
— Случайностей, Володя, не бывает, всё имеет свою причину, а случайности — это следствия неведомых нам причин, — тихо, но с невероятной мощью в голосе ответил
он. — Я шёл к этой встрече 24 года, да и ты, если разобраться, тоже.
Я снова сел в кресло. Но не потому, что ждал от нашего разговора с Эдмундом каких-то откровений, и вопреки тому, что меня всё ещё раздражала его манера вести себя так, будто мы были с ним знакомы давно.
Я остался и снова сел в его кресло только потому, что он почти точно передал то, о чём я думал сам несколько часов назад. Думал, но уже готов был отказаться от этих своих мыслей. Не очень-то приятно чувствовать себя беспомощным насекомым….»
***
«— То, что было потом, я помню смутно, рассказывал Эдмунд. — Я постепенно увеличивал воздействие, я даже увидел, как аномалия начала выправляться, а значит, моё решение было правильным, но в какой-то момент процесс стал неконтролируемым, энергия моего тела утекала в эту аномалию, а у меня уже не хватало сил остановить этот процесс.
Я потерял сознание.
В чувство меня привела Надежда. Я лежал на полу и с трудом мог шевелиться. Она позвала своего мужа и вместе с Андреем уложила меня на кушетку, на которой совсем недавно лежала сама.
Я попросил её присесть рядом, мне нужно было увидеть её энергетику.
Аномальная зона осталась. Да, она стала меньше, но не намного меньше, над этой болезнью нужно было работать и работать.
Когда они ушли, а я смог самостоятельно двигаться, я прошёл в ванную комнату: хотелось принять душ, это должно было прибавить мне сил.
Я снял больничный халат, больничную шапочку и посмотрел на себя в зеркало.
Осунувшееся лицо, круги под глазами и совершенно седые волосы — вот что я увидел в своём отражении.
За несколько минут своего сеанса я полностью поседел.
Вот что бывает, когда берёшься за то, что тебе недоступно».
***
«Удивительное дело — эти переплетения судеб, думал я, оставшись один.
Мы все вращаемся на своих орбитах, с кем-то движемся параллельно, с кем-то пересекаемся — раз в день, раз в год, а с кем-то, если говорить об Эдмунде, раз в 24 года.
Всё имеет свою причину, любая причина ведёт к следствию. Следствия могут закончить некий цикл, но чаще открывают кучу причин, по которым нам снова необходимо действовать. Действия ведут к новым следствиям, и так без конца, круг за кругом. До тех самых пор, подумал я мрачно, пока не потеряешь всех, кто был тебе дорог».
***
«…— Тут вступают в игру очень мощные силы, — сказал он, — вы не сможете поступать по-своему, вам с ними будет не справиться.
— Тебе ли не знать, — ответил я, — что если есть сила с одним знаком, обязательно найдётся сила с другим. Это ли не равновесие?
— А ты быстро учишься, — сказал он. — В этом ты прав: главное — не нарушать баланс. Посмотри вокруг, здесь нет ничего и всё уравновешено. Но стоит только привнести сюда что-то своё, как сразу баланс нарушится. Построишь дом — ветер попытается разрушить его, выроешь яму — через час она будет полна песка. То же и с действиями: пока идёшь проторённой дорогой, уготованной провидением, — всё легко, тебе комфортно, у тебя всё получается, но стоит только свернуть, как проблемы не заставят себя ждать, и чем дальше ты от своего пути, тем их больше. До тех самых пор, пока не забредёшь в такую чащу, что не будет выхода. Но ты прав — решать тебе».
***
«Я закрыл руками лицо — не хотелось, чтобы он видел моих слёз.
И ведь уже ничего не изменишь, снова подумал я. Всё, что можно было исправить, осталось где-то там, далеко в прошлом, там, где остался мой друг.
И я, больше не сдерживаясь, зарыдал — зарыдал в голос от полного бессилия и жалости к себе.
— Ну, ну, Володя, всё пройдёт, — услышал я голос Эдмунда. — Через недельку будешь как новенький, — добавил он, похлопывая меня по плечу».
***
«…— Давайте я вам помогу, у вас всё лицо мокрое, а вам не видно, — сказала Лиза, взяла из моей руки платок и, наклонившись, почти касаясь меня своей грудью, сосредоточенно вглядываясь, вытерла сначала глаза, потом щёки, а затем и лоб, покрывшийся испариной от уже нешуточного возбуждения.
Да что же это такое, думал я, невольно в своём воображении снимая с неё больничный халат. Под ним, как мне показалось, больше ничего не было.
Нужно немедленно встать, сказав, что мне нужно в ванную комнату, думал я. Необходимо немедленно это прекратить, ведь она на двадцать лет меня моложе.
Но встать я уже не мог.
Если бы я встал, откинув одеяло, то сразу бы на виду оказался мой окаменевший пенис.
Она же, закончив с моим лицом, посмотрела ниже. Увидев бугорок на моём одеяле, она улыбнулась.
— Тут у вас, Владимир Михайлович, странное уплотнение, — сказала она, нежно погладив верхушку этого бугорка, — мне нужно немедленно вас осмотреть.
— Лиза, — начал я, запинаясь, не представляя, что я хочу сказать. — Вы же знаете, я женат, и я значительно старше… и кроме того…
— Ах, Владимир Михайлович, — мне на ушко проворковала она, — вы взрослый человек, а женщин не знаете. В определённый момент нам это абсолютно все равно, а
иногда, даже наоборот…»
***
«…— Ты не понимаешь, Ира, — сказал я, — стоит пропустить даже незначительный дефект…
— Знаю, слышала много раз, — ответила она, перебивая. — На глубине две или, может быть, три тысячи метров любая, даже самая незначительная ошибка может привести к катастрофе. Но знаешь, что я тебе скажу мой дорогой: на поверхности их тоже совершать не надо, здесь тоже катастрофы бывают.
— Что ты имеешь в виду, Ира? — спросил я.
— Ты уверен, что хочешь касаться этой щекотливой темы? — вопросом на вопрос ответила она».
***
«Что бы там ни говорил Эдмунд, какими бы могучими силами он ни пугал, я не собираюсь сдаваться, думал я, и буду сражаться за свой привычный мир, за свою семью, за право оставаться собой.
Решение было принято.
Оставалось ни много ни мало — понять, как и с кем, мне предстояло сражаться.
Я сидел в мокрой пижаме на деревянной лошадке посреди газона больничного двора и гневно смотрел на въездную арку, ожидая неведомого мне врага, но город спал.
Никто не готовил на меня наступления.
По всей видимости, силы, о которых мне говорил Эдмунд, даже не принимали меня в расчёт. Они просто вели свои, им одним понятные игры, справедливо полагая, что
мелкая букашка, кем, видимо, для них являлся я, всё равно никуда не денется.
И пусть я не был вписан в жёсткую схему и не был связан их сетью, тем не менее, я запутался. Не понимая, что делаю, сам отважно шагал по проторённой для меня дороге
прямо в логово паука.
Это было почти неизбежно.
С каждым мгновением я обрастал новыми причинно-следственными связями, которые толкали меня туда.
Я продолжал смотреть в арку, дождь почти прекратился, по-прежнему всё ещё была ночь, редкие машины проносились мимо по улице. Одна из них, включив поворотник, свернула в арку моего двора.
Это был серебристый «мерседес», и он остановился прямо напротив меня».
***

Ознакомиться с повестью "Помнить иначе..." (последняя редакция повести "Ложная память", сменившая название) можно на специальном сайте подготовленном издательством для книги "Дым на фоне звёзд". Там же можно читать её бесплатно. И именно там можно узнать, где её приобрести.
Заходите и...
ЧИТАЙТЕ С УДОВОЛЬСТВИЕМ!!!