Translate

Здрасьте..., приехали!


Бывает так, что не поднять головы.
Время сжато, спрессовано, нет ни одной свободной минуты, а сделать требуется много, срочным кажется всё и естественно, ничего не успеть.
Можно пробовать втиснуть в узкие  рамки множество событий, но это физически невозможно. Проблемы копятся, сваливаются в огромный ком, переплетаются, создавая непроходимые завалы. Наступает момент, когда нет никакой возможности двигаться дальше.
Оно и понятно, слишком много на себя взвалил.
Останавливаешься и понимаешь – всё – тупик.
Невольно вскрикиваешь:
- Здрасьте..., приехали!
Впадаешь в кратковременный ступор и не делаешь ничего.
Отказываешься принимать решения.
Множество противоречивых мыслей блокируют сами себя. – Бортовой компьютер перегружен, требуется снять часть задач и произвести чистку.
Или хотя бы отвлечься от многочисленных проблем и на время разгрузить свой мозг, дать ему передышку пока он не перегорел и не взорвался от перенапряжения, пока система не пошла вразнос.

Возможности для этого есть, решил я, сидя в своём офисе в конце трудовой недели, перебирая варианты.
Постепенно это занятие накрыло меня с головой.
Варианты развития событий стали проявляться самостоятельно – крутились перед мысленным взором, вытесняя друг друга, пытаясь предъявить себя ….
Некоторые были странными и, как понял я, были даже не мои, но я постарался просмотреть их все.

1. Друзья и алкоголь.

Конец трудовой недели, пятница.
Еле её дождался.
Суета и ежедневная рутина достали так, что дальше некуда.
Нужно позвонить другу, решил я. - Самому близкому, единственному другу, которому можно поведать всё и с которым можно спокойно побыть самим собой.
Повезло, он оказался свободен.
Место определено давно – маленький бар в центре города, на боковой улице, в отдалении  от шумных проспектов. В нём всё по-простому – с десяток столов, большой плоский телевизор, хорошие закуски, пиво, качественные крепкие напитки и знакомая милая девушка бармен.
После третьей рюмки напряжение, сковывающее разум уходит, суета повседневной жизни остаётся позади, а разговор становится свободным и доверительным.
                                                                     *
- ...Я и говорю, пока вот так сидим, вроде бы всё и нормально. Приличная работа, денег хватает, дома всё хорошо. Но стоит только задуматься – невыносимо. Каждый день одно и то же, замкнутый круг…
- Да успокойся ты, давай ещё по одной.
Разливает по рюмкам водку. Чокаемся. Выпиваем.
- Не пойму чего ты дёргаешься?- продолжает он. – Почему именно сейчас? – Работа тебе всегда нравилась. С женой, насколько я знаю, у вас тоже всё хорошо. Дети … Ты посмотри на меня. Женат в третий раз и скорее всего, опять неудачно. Похоже, она мне изменяет….  Детей нет. Работа? – Одно название. – Ни денег, ни удовлетворения. Плыву по течению, держусь из последних сил. Что дальше? – Не знаю. Чувствую, скоро течение сделает поворот, а меня вынесет на пустынный берег. – Тогда точно всё…
- Да ладно, не переживай, всё наладится. Станет совсем плохо – звони. Что-нибудь придумаем, для того и нужны друзья…
- Я не для этого тебе рассказываю... – Не надо меня жалеть! – Естественно позвоню, если что… Я говорю, что у тебя не всё так плохо, как кажется. Есть люди, которым значительно хуже…. Не нам с тобой жаловаться….
- Конечно, есть, но нам от этого не легче…. Родился тост!
Разливаю по рюмкам. Говорю:
- «Двое несчастных, находящихся в дружбе, подобны двум слабым деревцам, которые одно на другое опершись, легче могут противиться бурям и всяким неистовым ветрам». – За нас!
Выпиваем.
- Что это ты сейчас сказал? – Фигня какая-то – И где ты такого набрался?
Смеёмся.
- Тост из сетки,- говорю я. – Недавно с женой ходили на юбилей. Копался в интернете – готовился, а сейчас вот, всплыло.
- В интернете нет ничего хорошего. Девяносто девять процентов муры.
- Согласен.
- А помнишь …, жили себе, не знали никакого интернета, а всё ещё было впереди …?
- Да…,- мечтательно соглашаюсь я. – Хотя нет,- тут же возражаю. – Что значит было? – У нас и сейчас всё впереди! – Ты это брось, всё только начинается.
- Знать бы только, что это всё,- говорит, печально улыбаясь, мой друг и наливает ещё по одной.
Выпиваем.
- А знаешь…, отпустило,- говорю я.
- Точно,- отвечает он. – Требуется закрепить результат.
И мы продолжаем….
Постепенно проблемы исчезают, и нам становится очень хорошо.

2. Жена (вариант №1).

Конец трудовой недели, пятница.
Еле её дождался.
Суета и ежедневная рутина достали так, что дальше некуда.
Представилось, как хорошо дома …
Сижу, тороплю время. – Скорее, скорей домой, там жена, телевизор, вкусный ужин. Там можно расслабиться и не надо быть сильным. Жена пожалеет, поймёт… Единственный родной человек, с которым легко. По-другому и быть не может, столько лет вместе…

Чуть живой вваливаюсь в квартиру.

- Ты дорогой?
- Я.
Выходит из кухни в коридор.
- Ужинать будешь?
- Да, только отдышусь немного, устал как собака.
- Что-то случилось?- озабоченно смотрит, проявляя искреннюю заинтересованность.
- Не спрашивай…. Прижало так, что хочется бросить всё к чёртовой матери.
- Бедненький…. – Берёт снятую куртку, вешает её на вешалку. Подходит, обнимает, прижимается, поглаживая по спине. – Всё будет хорошо. Забудь. До понедельника не будет никаких забот – отдыхай. Я сейчас всё приготовлю, посиди пока. – Телевизор включить? – Может быть чайку?
Уходит.
Сижу на диване, перед телевизором и невольно улыбаюсь. Как же мне повезло, думаю я. –  За что мне…, такая жена…. Всё понимает, любит меня…. Красавица…. А я…
- Дорогой, готово,- слышу из кухни её голос и запах жареного мяса и отварной картошки и…
Урчит в животе.
Иду, сажусь за стол.
Всё уже накрыто.
Передо мной тарелка с сочным прожаренным куском свинины, обильно посыпанная жареным луком, по краю отварная картошка, немного квашеной капусты, один маринованный огурчик. – Всё, как я люблю. Рядом в корзинке чёрный и белый хлеб. В салатнице резанные свежие помидоры со сметаной. В графине красный морс или компот, наверное, из клюквы, недавно её покупали на рынке….
На другом конце стола ещё одна тарелка. В ней, всё то же, что и у меня, но словно в миниатюре. Это тарелка жены – старается сохранять фигуру.
Рядом с тарелками две запотевшие рюмки с белой жидкостью.
Водка,- понимаю я и вопросительно смотрю на неё.
- Сегодня можно,- говорит она. – Завтра никуда не поедем, за руль не придётся…, а тебе это необходимо. – На тебе лица нет. – Позеленел уже от своей работы.
- За тебя!- неожиданно говорит тост она, отметая любые мои возражения.
Я же и не думаю возражать мне это и правда, не помешает. Поддерживаю её и выпиваю до дна. 
Она, чуть пригубив, ставит свою рюмку обратно.
Закусываем.
- Дети не звонили?- спрашиваю я.
- Сама звонила. От них разве дождёшься? – Дочь у себя дома, с мужем. У них всё хорошо. Сын сказал, что придёт поздно, в институте какой-то праздник, потом с друзьями в клуб. – Как обычно жди под утро.
- Не нравятся мне эти его ночные праздники. Учиться толком не желает, а праздники подавай.
Жена кладёт свою ладонь мне на руку, слегка пожимает, нежно смотрит в глаза.
- Не нервничай, нам с тобой повезло, у нас очень хорошие дети. Сами-то …, помнишь…? Им до нас далеко.
- Да уж…,- говорю, ухмыляясь – вспомнить и правда есть что.
- Ещё рюмочку?- спрашивает она и, не дожидаясь ответа, наливает ещё.
Утвердительно, одновременно с этим киваю головой.
Выпиваем ещё.
Закусываем.
Отпускает.
Убираем водку со стола.
И говорим, говорим, говорим….
Никак не можем наговориться, как раньше, как всегда….
Переходим в комнату.
- Сегодня нам никто не помешает,- шепчет она.
Обнимаю её, целую.
Шепчу на ушко:
- Никто и не может помешать …
И потом …
Мир со всеми своими проблемами исчезает, словно его и не было.

3. Жена (вариант №2).

Конец трудовой недели, пятница.
Еле её дождался.
Суета и ежедневная рутина достали так, что дальше некуда.
Понял, что ехать домой, нет никакого желания.
Было желание встретиться с другом, но не сложилось, его в городе нет – у него какие-то свои дела и он пробудет на даче до понедельника. – Жаль, очень хотелось отвлечься от всего, поговорить с близким человеком, может быть выпить по рюмке, а так…, придётся просто ехать домой. А там…, сразу и не скажешь, что там, но ничего хорошего.
Сажусь в машину. Еду, пробиваясь через пробки. Добираюсь до своего квартала. Ставлю машину на стоянку. До дома недалеко, но идти туда по-прежнему не хочется. Я прекрасно знаю, что меня там ждёт…
Сворачиваю налево.
Там в глубине квартала есть уютный кабачок. В нём даже вечером в пятницу, как правило, не слишком многолюдно и туда очень редко заглядывают шумные компании. Им там неинтересно. Заведение небольшое – всего пять столов. Закуски выше всяких похвал, качественные напитки, но дорого. Ничего удивительного в этом нет – то, что выше среднего уровня, дорого всегда.
Сегодня меня это устраивает.
Захожу, делаю заказ, смотрю телевизор.
Заказ небольшой, у меня мало времени, через полчаса нужно уходить. Наверняка жена уже думает неизвестно что и теперь…
- А меньше нужно думать!- невольно шёпотом говорю я сам с собой. – Просто нужно быть чуть нежнее и постараться понять. А то, пилит и пилит…. То не так, это не …
Приносят коньяк – сто пятьдесят грамм, шоколад, дольки лимона, кофе.
Наливаю в рюмку грамм пятьдесят и залпом выпиваю.
Приятное тепло растекается по жилам.
Конечно дело не только в ней,- думаю я. – Я сам во всём виноват. Как-то не складывается в последнее время. Дети выросли, общих забот не осталось, и мы переключились друг на друга. Что-то требуем, что-то ждём, сердимся без особых причин. Спокойно жить, никак не получается. А если разобраться – что нам требовать?
Зачем пытаться всё подстроить под себя? – Изменить ничего не получится. Если уж за столько лет не вышло …, не стоит пытаться и теперь. Только сломаем всё.
И что тогда? – Нужно ли это нам? – Останемся каждый сам по себе? – А сможем ли? – Трудно сказать…. Но нам никак не успокоиться…. И если так пойдёт дальше то не останется ничего другого, как…
Наливаю ещё рюмку.
Закусываю шоколадом, прихлёбываю кофе. Курю. Сижу глядя в одну точку. Мыслей нет, полное погружение в себя.
- Не желаете что-нибудь ещё?- девушка бармен выводит из оцепенения.
- Нет,- коротко отвечаю я, покачивая головой.
Спасибо ей, вернула к реальности.
Смотрю на часы. – Ого – сорок минут прошло. Пора домой.
Выливаю в рюмку остаток коньяка, отламываю кусочек шоколада. Допиваю коньяк, бросаю шоколад в рот. Залпом допиваю холодный кофе.
Вот и расслабился, с грустной улыбкой думаю я. – Как-то не очень-то и помогло, а уже снова в бой…
Уходя, сталкиваюсь взглядом с девушкой за стойкой. Она кивает мне на прощанье, я киваю в ответ.
За дверью на улице темно. Уже поздний вечер. Даже пешеходов почти нет.
Дом близко, но я намеренно сокращаю шаг и путь, занимающий минуты две-три, растягивается до пяти.
Замечаю это, усмехаюсь такому своему подсознательному поступку.
- Сколь верёвочка не вейся, а конец один…, вернее, другого у меня нет....
Даже смеюсь в голос, над этой своей глупой шуткой. – Коньяк делает своё дело
Вот и мой дом.
Вхожу, поднимаюсь на лифте.
Выхожу на лестничную площадку, подхожу к входной двери, достаю ключ.
Стараюсь не шуметь.
Сейчас тихонько открою дверь, думаю я. – Прошмыгну в большую комнату – на диванчик и спать. – Она даже и не заметит. – Поздно, может быть, она уже и сама спит…?
Дверь распахивается перед моим носом.
За порогом стоит жена, руки сложены на груди, перегораживает дорогу, внимательно разглядывает.
- Вот, извини, выпил немножко с товарищем,- неуверенно начинаю я. – На работе полный бардак задёргали за неделю, никаких сил не осталось.
- Знаю я твою работу…,- перебивает она. – И другу твоему я уже звонила, он на даче. Расскажи лучше, где шляешься? – Время десятый час и водкой за версту несёт…
- Это коньяк,- с чувством собственного достоинства отвечаю я. – И не надо на меня орать. – Может быть мне тошно всё …
Отступает, отворачивается, плачет.
- Ненавижу тебя,- бросает сквозь слёзы и уходит в комнату.
Чувствую себя негодяем.
Становится грустно и невыносимо ….
В этот миг все старые проблемы исчезают, но на их место незамедлительно приходят новые. И их наверняка до понедельника хватит…

4. Любовница и прочие …

Конец трудовой недели, пятница.
Еле её дождался.
Суета и ежедневная рутина достали так, что дальше некуда.
Друг занят, ехать домой, нет никакого желания. С женой отношения в последнее время разладились. Да и не нужен я ей. – Ей без меня легче, спокойнее, так же как и мне.
Без скандалов всегда спокойнее.
Всё, решаю я, домой не еду, если сложится так, как задумал, придумаю для жены объяснение. А может быть и не придётся придумывать. Так я поступаю не первый раз – привыкла.
Там хорошо, думаю я, просто. – Никаких обязательств. Чистое удовольствие, уход от действительности и никаких проблем. – Лёгкий разговор, вино, секс. Пусть не полная близость и от недостатка чувств неприятный осадок останется, но это потом. Душу тоже лечат.
Улыбаюсь.
Достаю сотовый телефон.
Звоню.
Не отвечает.
Жду.
Никто не перезванивает.
Набираю снова.
Тот же эффект.
Злюсь.
Вспоминаю – никаких обязательств. – Я один из многих, потенциальный …. – Кто? – Да какая разница? – Я сам так хотел.
Успокаиваюсь. – Есть ещё телефончик.
Нахожу его в записной книжке, но звонить не спешу.
Там не всё просто. Удовольствие – да, так хорошо мне не было нигде. Но разговор не будет лёгким, и обязательства могут появиться снова. – Она всё ещё любит меня? – За что? – ….
Убираю телефон в карман.
Нет, решаю я, таких удовольствий не надо. – Как бы не стало хуже.
Вспоминаю секретаршу шефа. – Строит мне глазки в последнее время. – Можно попробовать договориться, сходить куда-нибудь, а там …, чем чёрт не шутит…
Но нет, снова решаю я. – На работе никаких отношений. Может в итоге получиться так, что придётся увольняться, чтобы от этих отношений избавиться.
Тогда что? – Ну, не домой же, в самом деле, ехать – телевизор смотреть?
Вспоминаю, что мои сослуживцы, такие же неприкаянные, как я, по пятницам собираются в баре недалеко от работы. – Можно присоединиться.
Есть и другой вариант – прежние сослуживцы, с прежней работы в другом баре – десять минут пешком.
Ни там, ни там – друзей нет, но хороших знакомых хватает – парни и девушки. Бывает весело. Иногда такие посиделки в баре переходят в нечто большее, чем разговоры за бокалом вина.
Можно вообще никуда не идти, просто спуститься на лифте и заглянуть в ресторанчик на первом этаже. Пятница, возможно сегодня там интересная развлекательная программа – приключений где угодно можно найти …
А что,- решаю я,- возьму и …

Варианты развития событий по-прежнему выпрыгивали, крутились передо мной, вытесняя друг друга, пытаясь предъявить себя ….

Воображение разыгралось не на шутку.
Я перешёл в странное состояние. – Я каким-то невероятным образом, одновременно видел все свои собственные возможности, все варианты, если бы я…
События  ждали моего решения, старались затащить меня в ту или иную реальность, а я всё не мог сделать свой выбор.
Я почти решился, но видимо опоздал.
Варианты стали ветвиться.
Встреча с другом – первое множество: 1. Спокойный доверительный разговор. 2. Разговор, плавно переходящий в перепалку, приводящий к разрыву отношений. 3. Разговор, приводящий к пьяной драке с посетителями за соседним столом. 4. Разговор, разногласия и милиция. 5. Разговор и отравление закусками  6. Разговор и потеря кошелька, и как следствие невозможность расплатиться 7. Разговор и знакомство с женщинами лёгкого поведения 8. Разговор и ….
Шквал вариантов.
Я за ними не успевал, и это была всего лишь одна, самая первая моя возможность.
Я перевёл взгляд на вторую возможность, и у меня зарябило в глазах. – Тут дела обстояли ещё хуже, от ряби различных типов своих собственных жён из альтернативных реальностей, кружилась голова – там вариантов было много больше, и я невольно зажмурился.
Других возможностей я уже боялся касаться.
Я не то, что выбирать – думать не мог.
Замер, боясь пошевелиться, пытаясь разобраться в ситуации.
Здрасьте, приехали!- прошептал я.

5. Х.Л. Борхес.

По-прежнему не открывая глаз, я попытался сконцентрироваться.
Представил, что мельтешение вариантов прекратилось.
Вернее, собрав свою волю в кулак, постарался его остановить.
Это оказалось трудно, но мне показалось, что кое-что мне всё-таки удалось.
Я с опаской приоткрыл глаза.
Так и есть, увидел я. – Варианты перестали мелькать и сделались неподвижны. – Пёстрая огромная толпа, стоящая на некотором отдалении от меня, смотрящая немигающим взглядом сотен тысяч глаз. До первых из них было метров десять, последние терялись за горизонтом.
Я пригляделся.
Странная толпа.
Примерно двадцать различных типов людей, повторяющиеся бессчётное число раз, в различной  одежде, с разным выражением лиц, причёсок, поз.
Да…,- подумал я,- Чёрт знает что. И что мне теперь с ними делать?
Ответить себе я не успел, меня отвлёк автомобиль.
Это было очень хорошо, поскольку ответа у меня всё ещё не было.
Этот автомобиль очень медленно проехал между мной и толпой.
Легковой автомобиль с открытым окном в двери пассажира.
За окном, к своему удивлению, я увидел знакомый образ.
- Ба!- не сдержавшись, воскликнул я. – Да это же Борхес!
Толпа передо мной всколыхнулась и выдохнула своё многоголосое: «О… о… о….»
Машина остановилась метрах в пяти впереди меня.
Я слышал как Борхес, на чистейшем русском языке скомандовал водителю:
- Приехали!
Затем дверь автомобиля открылась, и Хорхе Луис собственной персоной в полный рост встал передо мной.
Презрительно прищурился и с некоторой издёвкой сказал:
- Здрасьте!
- Здравствуйте, господин Борхес!- рявкнула толпа за его спиной.
Он даже немного присел от неожиданности. Оглянулся в пол-оборота, увидел восторженные взгляды. Улыбнулся и шутливым голосом сказал:
- Гляди …, помнят ещё, паразиты, не забыли...
Затем взглянул на меня и снова нахмурился, обращаясь уже ко мне:
- А ты что здесь творишь? Кто все эти люди?
Я пожал плечами.
- Трудно подобрать точное объяснение, свалились вот, на мою голову, в кучу.
- Ты давай не увиливай,- властно ответил он. – Натворил дел, а теперь выкручиваешься. – Говори по существу!
- Я и говорю, встали толпой, а откуда взялись и что теперь с ними делать, не знаю,- мямлил я. – Хорошо ещё, что удалось их остановить, а то мелькали, разбегались кто куда. Прямо какой-то парк, разбегающихся ….
- Что за бред?- рявкнул он, перебивая меня. – Какой такой парк? 
- Ну, можно сказать – огород,- ответил я. – Будет точнее, но парк звучит лучше. Иногда мне кажется, что всё ненастоящее. Словно выращено искусственно. Если посмотреть на это со стороны, не углубляясь в детали и с достаточного расстояния, начинает казаться, что это одна единственная жизнь, повторяющаяся в разных вариациях и с разными декорациями.
Видно было, что я его немного заинтересовал.
- Не скажу, что согласен, ты немного упрощаешь, но ...,- ответил он, постепенно исчезая прямо у меня на глазах.

Я с удивлением смотрел сквозь его призрачный образ и видел офисные столы своего рабочего кабинета. – Пустого кабинета, в котором остался один. Рабочий день закончился, и остальные мои сослуживцы уже ушли.
Медленно, очень медленно в стене прямо напротив меня приоткрылась входная дверь. В неё, пятясь задом, вошла женщина в синем комбинезоне и вкатила за собой пылесос.
- Мне нужно сделать приборку,- сказала она. – Вы позволите?
- Да, пожалуйста,- ответил я. – Я уже ухожу.
Мне и в самом деле, незачем было там оставаться.
Стрелки часов на стене показывали восемь двадцать три после полудня.
Мощно отключился,- подумал я. – Видимо и впрямь устал. Суета и ежедневная рутина достали так, что дальше некуда. Ну, ничего, сегодня пятница, впереди два выходных. – Забот никаких, отдохну.  
Открыл верхний ящик стола.
Там поверх бумаг лежала книга. Я уже довольно давно её приобрёл, но всё не доходили руки. Даже закладку в неё вложил, чтобы не забыть на какое место обратить внимание в первую очередь.
На обложке имя автора – Х.Л. Борхес. Закладкой отмечен рассказ – «Сад расходящихся тропок».
Взял книгу с собой, собираясь перечитать на досуге.
Вышел в коридор, спустился на лифте в вестибюль.
Пересёк его и вышел в вечерний город.
Пошёл по полупустынной улице вперёд.
Было необходимо немного пройтись.
Я не был пока готов ехать на машине.
Чувствовал, что пришёл в себя не до конца.
Мне требовалось собраться с мыслями.
Я всё ещё никак не мог понять, в какой из версий своей жизни на тот момент оказался.
***

ЭТОТ рассказ часть сборника "ПРИСКАЗКИ РАЗНЫХ ЛЕТ":