Всё или ничего...

Я подслушал эту фразу в каком-то фильме, или даже, нет... – я придумал её сам, вслед за тысячами тысяч, предшествующих мне людей.
- Всё или ничего! – воскликнул я. Развернулся и ушёл, демонстративно показывая, что раз ВСЁ мне обеспечить не могут, то и жалкие, предлагаемые крохи, мне тоже не нужны. Пусть будет – ничего.
Судьба обрадовалась такому повороту событий – моё последнее желание было намного проще воплотить в жизнь и не стало ничего, как я и заказывал.


Я сидел в глубоком кресле, в тёмной пустой квартире, упиваясь своим новым состоянием. Мне и правда, не хотелось ничего. Я даже свет включить не захотел.
- Конечно …, ворчал я, слегка обидевшись.
- Ещё бы …, искал оправдание я, зная, что по-другому и быть не могло.
- Плевать! – кричало самомнение. – Выдержу, справлюсь, преодолею и вернусь. Будут тогда знать!
- И всё-таки …,- возражала жалость к себе.
- Вот тебе и конец,- подвёл итог разум.

Но я не послушал даже его.
Всё уже было сказано, отступать было некуда.
Наступать было тоже некуда, да, и не на кого.
Просто сидеть на месте было глупо, и я углубился в себя.
В первый момент меня окутали тьма, пустота, безысходность и одиночество.
- Эй! – крикнул я. – Когда речь шла про «ничего», я не имел в виду внутренние проблемы. И не надо путать слово «ничего» и «ничто». – Сам по себе, я всё-таки, что-то.
И тьма отступила. Одиночество осталось. Пустота поглотила безысходность, дополнила одиночество, и освободило место ожиданию.
Вскоре оно пришло.
- И что? – спросило оно.
- Не понял вашего вопроса,- ответил я?
- Ты дурак? – спросило оно – огромное, переменчивый образ, грустные, с упрёком и сожалением глаза.
- Не знаю,- ответил я.
- Слушай дурак! У меня есть всё.
- Правда? – с надеждой спросил я.
- Правда! Но тебе от этого не легче. Тем, что есть у меня, ты воспользоваться не сможешь.
- Как?
- Ты знаешь кто я?
- Да…,- неуверенно ответил я.
- Так вот, моё имя говорит само за себя. Пока я с тобой ты можешь ждать, что угодно и сколько угодно, но дальше этого дело не пойдёт.
- И как быть?
- Точно дурак! – подтвердило Ожидание. – Выбери, что хочешь и будем ждать. – Хоть это твоё, ВСЁ. Но помни, что на выбор ВСЕГО у тебя жизни не хватит. – Его придётся разделить на составляющие – слишком общее понятие. – Такое даже ждать невозможно. А составляющих в нём много, бывает, что и не сосчитать. А ведь нужно ещё осмыслить, представить …. Иначе, когда дождёшься, будет не понять, что пришло.
До меня начало доходить, что я крупно влип. Пока я считал, что достоин всего на свете – было просто – что может быть проще обобщённого понятия, в котором найдётся что угодно. С переходом на конкретику всё чрезвычайно усложнилось. Я понятия не имел, как это всё разделить, а значит, не мог и выбирать.
Мало того, слова этого странного существа окончательно сбили меня с толку. Я, вообще, перестал понимать зачем мне нужно это ожидание. Я хотел не просто ВСЁ – я хотел ВСЁ и сразу. 
Я тяжело вздохнул, закрыл глаза и погрузился в себя ещё глубже.
Странное существо с грустными глазами исчезло, мне стало легче, но снова стала сгущаться тьма.
Чуть не попался, подумал я. – Стал бы такой же расплывчатый и безликий с печалью в глазах. – Всю жизнь бы ждал и помер ничего ….
- Вот оно! – мысленно воскликнул я. – Опять это «ничего» - проклятье, которое я сам наложил на себя.
Я огляделся.
Тьма становилась гуще.
Мне стало страшно.
Когда я делал свой выбор,- нервно думал я. – Отворачивался от реальности, выбирая «ничего», я имел в виду смену направления, возможно, образа жизни, но никак ни тьму и пустоту без вариантов.
- Я выбирал НИЧЕГО не буквально! – крикнул я, что было духу кому-то, кто, как я догадывался, манипулирует мной, давит на меня своей тьмой и подсылает своих слуг. – Сначала это бессмысленное ожидание, но я был уверен, что будут и ещё.
- Ну, кто там следующий? – Давай! – крикнул я своему невидимому противнику.
И кое-что изменилось.
Я не заметил, как оказался среди бескрайней равнины.
Один, ночью, но всё равно стало заметно светлей. Тьму разбавлял свет полной луны, и весь мир от горизонта до горизонта заполнил призрачный полумрак.
Прямо передо мной, на горизонте, ограничивающем видимое пространство – там, где полумрак сгущался и становился темнее, что-то зашевелилось, пришло в движение, стало приближаться, увеличиваясь в размерах. Через некоторое время я понял, что это были всадники, что они скакали ко мне и что их было много.
- Вот и напросился,- прошептал я.
Но страшно почему-то не было.
У меня всегда так, думал я. – Когда нужно бояться и что-то делать, я просто стою столбом и наблюдаю. Становится даже интересно, чем всё закончится.
Всадники же неслись, стремительно поглощая пространство. Ещё через мгновение я уже мог разглядеть первых из них, последние же при этом всё ещё терялись за границей восприятия.
- Вот это да! – невольно воскликнул я. – Целая армия атакует!
И не кого-нибудь, а меня, думал я, ведь вокруг больше никого нет.
Это немного тешило самолюбие и придавало значимости моменту, но было странно. – На такого, как я хватило бы и одного всадника, казалось мне. – Самого слабого из этой толпы.
Но ситуация развивалась, делать было нечего, а бежать, бесполезно в принципе. – Куда убежишь от лошади на равнине, где всё просматривается?
И я остался стоять столбом.
Армия тем временем приближалась, но чем ближе она оказывалась ко мне, тем больше проявлялось в ней несообразностей.
Я всегда считал, что кавалерия должна держать строй. Атакуют ли они, разворачиваются ли во фронт, совершают ли переход – везде есть свой порядок. Здесь же каждый всадник скакал сам по себе. Были, правда и редкие группы по двое - трое, но ощущение порядка не возникало.
Они приблизились ещё, и я увидел, что все всадники отличаются по размерам.
Некоторые, казались огромными и скакали на могучих конях, другие, почти карликами чуть ли не на пони. У одних были блестящие доспехи и сверкающая сбруя их лошадей. Другие были одеты в лохмотья, а вместо нормальной уздечки держали в руках обычную верёвку.
Никакая это не кавалерия, понял я. – Собрали всякий сброд, первых, что попались под руку и отправили ко мне.
- Непонятно только зачем,- пробурчал я себе под нос.
Но учитывая скорость, с которой они приближаются, думал я, ждать понимания этого осталось недолго.
Ещё мгновение и первый из всадников поравнялся со мной. Придержал своего коня и остановился.
Вслед за ним в тот же миг, словно по команде, хотя никакой команды я не услышал, остановились и все остальные.
И не просто остановились – застыли. – У большинства коней ноги оказались подняты над землёй, словно какая-то сила мешала им сделать ещё шаг. Сами всадники сидели в неудобных позах абсолютно неподвижно, у некоторых в вытянутой руке была поднята плётка над головой. Застыли даже хвосты этих плёток – вертикально, горизонтально, под разными углами – даже сила гравитации на них не действовала.
Кроме того, приглядевшись, я увидел, что у всадников закрыты глаза.
Невероятное зрелище.
Подвижным и с открытыми глазами оставался лишь тот, кто первым приблизился ко мне.
Он казался довольно обычным и не вызывал особого интереса. – Стандартный по размерам конь с кожаной сбруей. Сам всадник в стандартной одежде для верховой езды – плотного телосложения, лицо без особых примет.
Другие же, напротив – обычными не были. Мне захотелось рассмотреть их поближе, но ….
- Будет ещё время полюбоваться,- сказал первый всадник, отвлекая меня – Если появится желание, сможешь и познакомиться.
Это было несколько грубо. Он, этот всадник, показался мне не самым воспитанным человеком. – Не представился, не познакомился, сразу какие-то рекомендации.
- Простите, а вы кто? – спросил я.
- Ну, вот. Ты что не узнал?
Я пригляделся к нему внимательно. – Что-то знакомое, в его образе прослеживалось. Но я никак не мог это ухватить, разве что его самоуверенная наглость под нарочитой простотой, очень похожая на ту, которой я нахлебался под завязку в месте, что недавно покинул.
- Ну, ещё немного,- подначивал всадник. – Ход мыслей я вижу правильный. – А…? – Что? – Никак?
Я пожал плечами.
- И правда, не узнал,- с наигранным сожалением продолжил он. – Пять лет мной пользовался, выбросил на помойку и тут же забыл, а ещё считаешь себя порядочным человеком.
Это было уже слишком. Я готов был взорваться от накатившей злости.
- Ладно, не кипятись,- остановил он меня. – В этом образе меня, действительно, не каждый узнает, так мы с тобой ещё не встречались. – Я твоя предыдущая возможность.
- Что значит предыдущая …? – спросил я автоматически, перестав понимать происходящее.
- А то и значит. Или ты хочешь спросить, почему я в таком случае перед тобой стою, да, ещё и разговариваю?
Я пожал плечами, ничего не имея в виду.
- К твоему сведению,- продолжил он. – Любая возможность считается исчерпанной только после того, как человек, которому она принадлежала, полностью от неё отказался.
- Да я вроде…,- начал было я.
- Что вроде? – перебил меня наглый всадник. – Трудовую книжку с прежней работы забрал? – Прошлые дела и делишки закончил? – Нет? – Что думаешь, просто взял, развернулся и ушёл? – Дудки. И не надо мне тут …
- Слушайте, вам, вообще, что от меня нужно? – выкрикнул я, пытаясь разозлиться. Это получилось не очень – мой наглый собеседник отчасти был прав.
- Лично мне от тебя ничего не надо,- ответил всадник. – Не такая уж я и плохая возможность, выберет кто-то другой. – Ты лучше о себе подумай. – Пытаешься от всего отказаться, думаешь самый крутой. – Это ему не так, то ни эдак. – Всё или ничего. – Вон это твоё всё – стоит за моей спиной, до горизонта тянется – все твои потенциальные возможности. – Смотри, любуйся, каких уродов там только нет.
Он на мгновение замолчал, а я оглянулся.
Да, в застывшей толпе было множество неприятных лиц. Были и такие, что вызывали отвращение, но были и те, что привлекали сиянием доспехов, но большинство не выделялись ничем – такие же обычные, как и мой собеседник.
- Вижу, начинает доходить,- сказал он. – И мой тебе совет – на сияющих, вообще, лучше не смотри. Выберешь – ослепнешь и перестанешь понимать зачем, их выбирал.
- Почему?
- Выберешь – поймёшь. Ты ещё их глаз не видел.
- А кстати глаза – почему они у всех закрыты? – спросил я. – И почему они все застыли?
- Я же тебе говорил. – Застыли потому, что пока потенциальные – минимум функциональности и самостоятельности. Сказали идти – идут. Сказали стоп – замерли. Можно считать, что их ещё и нет – этакий виртуальный образ, подготовленный для твоего ознакомления. А глаза закрыты, для безопасности. – Никогда не слышал о магии взгляда?
- Нет.
- Ну и не надо. Одно могу сказать – Пока они тебя не видят – всё хорошо. Как только увидят – всё – прицепятся – не отвяжешься, будут всю дорогу перед глазами мелькать.
- Вот вы сказали эти возможности – я кивнул на толпу за его спиной – подготовлены специально для меня. А кем они подготовлены?
- Ну вот,- ответил всадник. – Ты, как всегда, всё испортил. – Этим вопросом ты фактически про**ал все свои возможности.
Раздался страшный грохот, тёмное небо перерезало молнией пополам. Луна стремительно упала за горизонт, а из-за горизонта, скачком приблизилась тьма.
- Не обо всём можно спрашивать вслух! – крикнул он, пытаясь перекричать шум, истончаясь на моих глазах.
Вот и нет у меня последней возможности, мелькнула в голове нелепая мысль….

Дальше не было ничего необычного.
Я обнаружил себя в собственном кресле – в том самом кресле, в котором и начал своё погружение.
Прислушался к ощущениям. – Состояние безысходности возвращаться не собиралось, внутренние голоса успокоились, а настроение поднялось.
Потеря, о которой мне поведал всадник перед тем, как исчезнуть – не казалась страшной.
- Не возможности и были,- проворчал я, вспоминая их мерзкие рожи и передёрнулся от отвращения.
Но всадника было немного жаль. – Растаял прямо у меня на глазах, а вроде нормальный мужик был, думал я. – Немного грубоват, но в меру. Говорил по существу.  Можно было и пообщаться.
Может быть, попытаться его вернуть?
Ведь я всё ещё не забрал свою трудовую книжку.

 ***
Он уже доступен для всех, а на СПЕЦИАЛЬНОМ САЙТЕ
Теперь он доступен и здесь!

ЧИТАЙТЕ С УДОВОЛЬСТВИЕМ!!!