Мёртвая гусеница.


Мы не можем измениться мгновенно, а бывает, что не можем измениться совсем. – Не видим, не чувствуем никаких причин для любых изменений.
Размеренный и однообразный образ жизни наполняет нас привычками – они крепнут и...
В какой-то момент не остаётся ничего, что стоило бы менять.
Исчезают сами причины для любых изменений.
Когда всё хорошо и привычно мы не хотим перемен и никаких изменений не происходит.
Вернее, не совсем так....
Мы конечно хотим, чтобы всё у нас стало, как можно лучше. – Как минимум, не хуже, чем у других, но просто выделится за счёт внешних атрибутов – это ещё не изменения, так мы меняем лишь свою оболочку – кокон вещей и событий вокруг самой жизни, добиваясь лишь того, что с годами он становится и больше, и плотней.
Мы словно гусеницы в этом коконе – толстеем, живём, думаем, что к чему-то стремимся... Иногда даже верим, что перерастём в нечто большее... Можем даже подумать, что сбросив свою оболочку – ненавистный, ограничивающий нас кокон, как прекрасная бабочка – новое чудесное существо, устремимся вверх – прочь от грубого и материального к чему-то возвышенному и...
Но...
Нет ...
К сожалению, нет...
Если это и происходит, то исключительно редко...
Да, мы и сами стремимся к этому лишь иногда...
Но кончается всё...
И каким бы крепким не оказался кокон-оболочка рано или поздно он оказывается разрушен...
Но чуда не происходит….
И ничего кроме мёртвой гусеницы под обломками, обнаружить оказывается нельзя.
И это очень и очень печально...
Но это нормально...
- Такова ..., жизнь,- вздыхают грустно другие, живые пока ещё, гусеницы.
И после короткого прощания с ушедшим собратом, потихоньку растаскивают обломки его кокона и укрепляют ими свой...