"Помнить иначе..." ИЛИ "Ложная память".

Три издательства, четыре различных обложки, но пугаться не стоит - содержание одно.
Книга, под любой обложкой содержит несколько сотен страниц качественного текста.
Спокойный, почти размеренный сюжет первой главы, со второй главы начинает ускоряться и уже не отпускает до конца книги.

"Нелепый случай, стечение обстоятельств, и главный герой оказывается, выброшен из привычной среды в иную реальность.
События разворачивается так быстро, что он не сразу замечает, что мир вокруг него изменился... Не сразу понимает, как меняется сам…. И у него есть всего несколько дней, чтобы разобраться во всём и попробовать вернуться назад….
Возможно ли это?
Как?
Двойственность во всем – в восприятии, сознании, поступках, словах, мыслях и желаниях….
Весь мир против него…
И что для него этот мир?
Главный вопрос, ответив на который, можно попытаться…"

Короткий текст для продающих сайтов.
Несколько строк, пытающиеся включить в себя смысл целой книги.
Насколько это удалось?
Насколько вообще поддаётся короткому описанию любая книга?
Как и чем можно кратко описать крик души, длящийся несколько месяцев, воплотившийся в несколько сотен страниц текста, в застывшую между строк боль? – Кратко, пожалуй, ничем…
Книги не нужно описывать, представлять, презентовать.
Вопросы – О чём книга? - Смысла не имеют.
Это почти то же самое, как спрашивать о чём жизнь.
Кроме вас не знает никто, о чём она и интересно ли вам жить.
Каждый человек решает это сам.
Так и с книгой.
Взял в руки, взглянул, полистал. – Понравилось… – оставил в руках, задумался о прочтении. Нет – отложил в сторону, отправился дальше.
Читать – не читать, каждый решает сам…
Лучше читать.
Если понравилось – читать без всяких аннотаций, фрагментов и описаний.
Только в полной версии книги есть возможность понять, что пытался поведать читателям автор. Что он старался, сознательно или бессознательно нам донести. Являясь проводником? – Кого? – Являясь ли? – Безусловно являясь, если книга получилась.

«Было, не было — что мне за дело?
Всё сотрётся, не в этом ли суть?
И поэтому можно смело
Прошлое перечеркнуть.

Стоит ли помнить этот день? И стоит ли вообще помнить?
Тем более что чаще бывает так, что вспомнить, в общем-то, нечего….»

И дальше, дальше ....
Пока сюжет полностью не захватит сознание и не унесёт за собой в невообразимую даль…. – В неизвестность…, невольно приподняв завесу неведомого…. Даря возможность увидеть и понять ..., если, конечно, повезёт ....
Читайте с удовольствием!

Старый архив.


Приходит день и возникает желание погрузиться в прошлое.
Так и тянет сделать несколько решительных шагов назад и открыть свой старый архив.
Практического смысла в этом нет. - Мы с годами меняемся. Начинаем мыслить иначе, меняем пристрастия и интересы, обрастаем привычками. То, что было много лет назад уже не вызывает сильных эмоций - только любопытство и формальный интерес.
Некоторые мысли прошлого кажутся глупыми, другие - наполненными смыслом, третьи - пустыми и неуместными, четвёртые - наивными и смешными, пятые...
Хотя, если быть честным перед собой и вспомнить, как всё было когда-то - окажется, что даже и не пытался придать тем давним мыслям какое-то специальное значение... Просто жил и пробовал фиксировать на бумаге свои переменчивые эмоции.
Записей скопилось много и некоторые из них в стихах.
Когда-то я верил в силу рифмованных слов.
В те времена мне казалось, что в некоторых их сочетаниях слышится волшебная музыка.
Сегодня я знаю, что не ошибался, но интересуюсь уже другим.

Книга "Варианты" ; ещё кое что.

«…Поднялся ветер.
Мы посмотрели на небо и увидели, как огромная чёрная туча наползает на солнце. За оградой базы, в старом парке, кроны деревьев закачались, оживив серые тени на нашем дворе. Ветер усилился, завыл, пробиваясь сквозь ветви деревьев; они в ответ тревожно зашелестели листвой. По двору базы, закручиваясь в песчаные спирали, побежали маленькие торнадо. Стал накрапывать дождь.
— Наверное, будет гроза, — сказал Иван Трофимович. — Нужно уходить отсюда. Пойдёмте, ребята, чаю выпьем.
Он, а за ним и Сашка нырнули в ближайшую дверь, ведущую вглубь помещения. Я же, на мгновение задержался.
Мне послышалось, что где-то в глубине парка, за воем ветра и шелестом листвы, кто-то смеётся.
— Кхе… хе… хе, — услышал я странный каркающий смех.
Ещё минуту, забыв, что мокну под дождём, я напряжённо вслушивался, но смех больше не повторился. «Показалось?» — засомневался я, зная, что никто не поможет мне ответить на этот вопрос.
Я стоял под дождём, но это было уже неважно, я чувствовал, как что-то странное происходит со мной. Появился страх — неконтролируемый, не поддающийся определению, готовый в любой момент превратиться в ужас.

Мой последний разговор с отцом, вспомнил я, странный разговор с тренером…. Только сейчас до меня, наконец, дошло, что люди, которым я всегда доверял, недвусмысленно дали понять, что я помню то, что им неизвестно. Что же тогда получается? Как работает моя память? Что же тогда помню и чувствую я? Ведь не могут же мой отец и тренер ошибаться или лгать по одному и тому же вопросу, почти в одно и то же время, не сговариваясь между собой. Сговориться они не могли — они даже не были знакомы. Выходило, что ошибаюсь и лгу сам себе именно я.
Вспомнилась Даша — это не вызвало ни трепета, ни отвращения. Я снова вспомнил, как она, неожиданно для меня, стала другой. Но ведь так не бывает, думал я. Человек не может меняться мгновенно — для любых изменений требуется время. Его не было, и выходит, что и здесь ошибался я.
Вспомнилась девушка Кристина из далёких Карпатских гор, её теория. Как я мог забыть? Ведь то, что она рассказывала, объясняет всё:
От переполнявших меня эмоций сознание исказилось, и я мог видеть то, что окружало меня, — другим. Мой собственный мир под воздействием сильных чувств раскололся, и я, провалившись в трещину между мирами, оказался в месте, ранее недоступном мне. Там была Даша, которую я был способен любить. Там был возможен хрустальный свет. Там был портал, наполненный этим светом. Близкие люди в том месте могли видеть и чувствовать так же, как я.
Я огляделся.
Ветер ревел, а я смотрел за ограду парка — туда, где под качающимися ветвями, в глубокой тени, скрывалась великая тайна.

Фрагмент книги "Ложная память" ("Помнить иначе..." в новой редакции)

… Все ушли, и я остался в конторе один. Мысли о предстоящей работе не шли у меня из головы, и мне хотелось ещё раз всё хорошенько обдумать.

В нашем офисе вечером становится удивительно тихо. Какое-то время ещё раздаются звонки — назойливые продавцы пытаются предложить свой товар, но мой секретарь ушла, а я не снимаю трубку городского телефона. В конце концов, в течение часа, затихают и они.

Дальше уже ничто не тревожит мою тишину и одиночество.

Все, или почти все люди, окружающие меня, закончив свой рабочий день, стараются скорее забыть о делах, вернуться домой к своим семьям или раствориться в городской суете.
А я часто уезжаю с работы последним, мои сотрудники это знают, принимают как должное, давно к этому привыкли. Что они при этом думают — для меня неважно, но они задают мне вопросы, перед тем как сказать до свидания.

— Остаётесь, Владимир Михайлович? — спрашивают рядовые сотрудники.

— Сегодня в две смены? — или: — Остаёшься в ночное? — или ещё какую-то ерунду, спрашивает Антон, мой начальник ПТО, почти товарищ, моя правая рука.

И я приготовил для них объяснения.
Чаще всего я говорю, что пережидаю пробки. Действительно, глупо париться в машине два часа, если немногим позже можно доехать за сорок минут.
Но это не единственная причина, и таких причин, если разобраться, много.
Бывает, и нередко, задерживает работа: не люблю, когда дела остаются незавершёнными, но здесь вообще не требуются объяснения.
Иногда, ещё реже, я говорю, и это тоже правда, что я подстраиваюсь под график жены, ведь она возвращается домой поздно — работа два через два, до 22.00, и вечером дома в такие дни никого нет, кроме собаки.

Дети выросли, у них свои дела, и я им, по большому счёту, не нужен, или, вернее, не совсем так, им больше не требуется моё постоянное присутствие.

Все эти объяснения-причины — это версии для общего пользования. Есть и другие, и о них я стараюсь не распространяться, хотя и тут никакой тайны нет. Например, одна из них — я просто люблю быть один, а вот на вопрос, почему мне это нравится, стараюсь не отвечать даже себе.

Время, в которое мне посчастливилось жить.

Иногда посмотришь вокруг и хочется закрыть глаза - так неприглядно мелочно и цинично (даже в самых важных вопросах) выглядит всё, что окружает...
А ведь так было не всегда...
Я помню время, когда всё было иначе...
Не хорошо, не лучше ... - эти слова не подходят... Да и кто я такой, чтобы об этом судить... Но честнее, человечнее и проще наверняка...
Давно это было - в прошлом веке...
И мне посчастливилось в это время жить.


Рассказы


«…Он решительно разорвал свой круг.
Всё, что связывало его с прежней жизнью, оказалось разрушено.
Взаимосвязи, верное направление, старые друзья, движущиеся с ним в этом направлении, оказались потеряны навсегда…
Свернув в боковое ответвление, он утратил всё.
Зачем?
Он не знал это и сам.
Не требовал понимания у других.
Странное чувство необходимости и неизбежности происходящего переполняло его…
Он просто знал, что так надо.
Неуверенно сделав несколько шагов в непривычной для себя среде, он остановился.
Неизвестность манила и пугала его.
И тогда, в некотором отдалении, он увидел свой первый знак… — необычно большие и очень древние, как ему показалось, отполированные до блеска, двустворчатые двери чёрного дерева…»

Он стоял на 2-й Красноармейской улице напротив дома номер три, и смотрел на широко распахнутые парадные двери Ленинградского инженерно-строительного института.
Обычные чуть больше средних размеров двери, обычного одного из десятка ВУЗов из его списка возможных мест для поступления.
Он смотрел и не решался подойти, пытаясь понять свои ощущения.
Что-то происходило с ним.
Он смотрел на эти двери, на людей, входивших и выходивших из здания. Смотрел на переплетения их теней, на отблески яркого летнего солнца. Смотрел и не мог определить, что же так привлекает его здесь, что заставляет просто стоять и смотреть, не решаясь сделать шаг?
Ничего необычного здесь быть не может, думал он. — Просто институт, где готовят инженеров — не самый лучший выбор для меня, разве что здание, манящее в глубины себя.
Манящее чем?
Тайной?
Он даже улыбнулся от этой мысли.
На мгновение закрыл глаза и тряхнул головой, прогоняя наваждение.
Когда он их открыл, то увидел её — стройную девушку с короткой стрижкой и пронзительно голубыми глазами, глядящую на него.

— Не подскажете, я ищу 2-ю Красноармейскую дом 3, инженерно-строительный институт? — спросила она.
***

Выше приведён фрагмент миниатюры "ТУПИКИ".
Именно с неё начинается эта книга.
Проходите по ссылке и читайте её полностью - она входит в бесплатный фрагмент книги.

Деструктуризация реальности... (фрагмент повести "Помнить иначе..")


…Я очнулся, лёжа на кровати в тёмной комнате, не совсем представляя, где оказался, не имея никакого желания это выяснять.
Мне было всё равно.
Невероятная внутренняя усталость почти отключила все мои чувства и мысли.
Я машинально посмотрел на часы, висящие на стене, они показывали 2.15.
Скорее всего, ночь, машинально подумал я.
Рядом со мной, на моей кровати, свернувшись калачиком, спала обнажённая женщина. Я посмотрел на неё, и это не вызвало у меня ни удивления, ни эмоций, я просто понял, что это уже не сон и не видение. Теперь я знал, где нахожусь.
Я встал с кровати, оделся.
Укрыл спящую Лизу одеялом.
Думать о недавнем видении не хотелось.
Я больше не мог думать об этом абстрактно. То, что случилось там, касалось лично меня, и было лично обо мне. Два мира почти слились в единое целое. То, что случилось там, мне было понятно и вполне приемлемо.
Здесь я поступал и думал так же, как мой двойник там.
Я изменился… и мне это ужасно не нравилось. Мог ли я ещё надеяться, что это произошло не безвозвратно?
Я достал из холодильника минеральную воду, очень хотелось пить. Налил полный стакан, выпил. Слегка раздвинул шторы, хотелось взглянуть на этот мир из окна. Странно, что я не сделал этого раньше, думал я.
Город спал.

Структура моего творчества.

Случилось так, что на начало апреля 2018 года издано уже 17 моих книг.
Лично для меня, 17 изданных книг, выглядит очень даже внушительно, особенно если учесть тот факт, что публиковать свои книги я начал только в 2013-ом году. А если учесть, что все мои книги переиздавались не один раз (повесть «Помнить иначе…» в первой редакции «Ложная память» – целых четыре раза) – цифра 17 (изданных книг) выглядит даже пугающе….
А если при этом сложить количество печатных страниц в этих книгах – можно испугаться по-настоящему.
Я не поленился.
Взял и сложил.
Получилось – 4170 страниц.
В среднем по 246 страниц на каждую из 17 книг. По 4,25 книги  и, соответственно, по 1045 страниц в год.
Невероятно…!
Почти рекорд!
Но уверен, что не рекорд и значит, не так уж и невероятно.
Подумаешь невидаль…. Написать и подготовить к печати 4170 страниц за четыре года…. Добавить к ним несколько сотен иллюстраций…. Написать несколько (а скорее много) десятков различных статей рассказывающих о книгах и рекламирующих их.
Действительно, не так уж и невероятно….
Говорю это уже без всякой иронии.
Ведь всё, что было сделано за эти годы – было сделано с любовью и приносило мне не меньше радости, чем получите вы, читая все эти 4170 великолепных страниц, рассматривая сотни иллюстраций, знакомясь с моими книгами через многочисленные статьи….
Но…, как оказалось, этого не достаточно.
Для того чтобы полностью погрузиться в моё творчество и для того, чтобы оно приносило только радость, необходимо понять его структуру…

Структура.

Создав 17 книг, а в моём случае особенно – без структуры уже не обойтись.
Почему?
Сейчас объясню.
Дело в том, что на самом деле,  я создал только 13 книг!!!
Барабанная дробь, удивлённые глаза, куча вопросов…
Откуда тогда взялись ещё 4 книги…???
Неужели…
Сразу отвечаю:
– Нет!!!
Чем пресекаю любые домыслы.

13 книг – это новые, уникальные произведения, а оставшиеся 4 – это сборники, включающие в себя части или даже целые книги из первых тринадцати.

Непостоянство жизни.

Это не рассказ, а просто заметка об одной из моих книг….— Книге, которая выбивается из общего ряда того, что я делаю... — это сконцентрированная ирония, копившаяся несколько лет и заключённая в 246 страниц печатного текста и 47 иллюстраций.

*** 

Сегодня всем некогда.
Ритм жизни ускоряется.
Нет времени разбираться в переплетении событий и чувств.
Сопереживать стало очень расточительно.
И основной принцип литературы — чему-то учить, будоражить, вызывая сложные эмоции — завлекать интересным сюжетом, неожиданной концовкой — возможно, быть больше, чем жизнь — постепенно сходит на нет.
Современному человеку это почти не нужно…
Ему бывает достаточно прочесть две-три строчки, а лучше одну, ещё лучше — слово. Получить свой короткий, но мощный эмоциональный заряд…
И…
Побежать дальше.

Теперь, как никогда раньше, в моде краткость.
Сегодня она уже не сестра… — сегодня она жена таланта. — Самолюбивая властная жена, диктующая свои условия.

Но не будем о грустном…
Намного лучше просто взять и улыбнуться…
Подарить себе несколько минут радости…
Почувствовать себя свободным от проблем…
Иногда это требуется каждому…
Ради этого я приглашаю вас на страницы новой книги…
Собранной из осколков моей разбитой души…
Преобразованных в короткие (и не очень) фразы, включающие в себя не менее 1000 забавных мыслей, копившихся несколько последних лет.

Все они очень дороги мне…
Оказалось, что я тоже люблю короткие эмоции…
И я тоже улыбаюсь…, если они оказываются интересными…, получив от них мощный эмоциональный заряд.