Новогодняя.

Год подходит к концу.
Суета, заботы, последние дела в уходящем году.Иногда полезно остановиться, оглянуться назад, подвести итог.
С определённого возраста его выделить сложно. – Что-то купил, что-то заработал, поднялся по карьерной лестнице? – Пустяк. – Ко всему этому привыкаешь быстро и это не вызывает серьёзных эмоций.
Так что же…, что же тогда? – Начинаешь вспоминать.
Вот раньше…. Было время…. Влюблялся…. Открывал что-то новое для себя…. Искал…. Пробовал….
А сейчас? – Новое, в лучшем случае, хорошо забытое старое, а в худшем, выбивает из привычной колеи и вызывает раздражение.
Влюблённость окаменела и превратилась в неистребимую привязанность.
Что искал – нашёл.
Что хотел – попробовал.
Многое в прошлом.
Многое ушло.
Сам в этом ушедшем времени давно и безнадёжно исчез, стёрся, растворился в глубинах памяти, возможно, что и к лучшему.
Редко, неожиданно, чаще не к месту, проявляются черты прежнего образа, который не очень-то хочется вспоминать.
Получается, что не осталось ничего, даже прошлого?
Почти ничего…
Но именно в этом неопределённом слове «почти» и таится спасение. – Ничего не осталось кроме ощущений. – Смутных, почти забытых ощущений праздника из далёкого детства. – Лучшего и самого главного праздника в уходящем году.
Ёлка, огоньки, искрящийся снег.

Такое кино ...

Меня всегда привлекали истории, в которых герой куда-то идёт.
Сталкивается с неведомым, преодолевает препятствия, превозмогает себя, пытается добраться до цели.
Если его задачи трудновыполнимы, а он не пасует перед трудностями и находит в себе скрытые резервы – побеждает... – история становится привлекательной, особенно в кино.

В литературе немного иначе – инструменты восприятия разные.
В жизни – вообще, всё не так.
Жизнь – не кино и мы понимаем, что так не бывает.
Расскажет кто-то такую историю, мы усмехнёмся  и скажем с иронией – Ну, прямо, кино. И забудем навсегда. – Чаще мы правы, иногда ошибаемся, но дело не в этом.
Вся хитрость кино заключается в том, что оно короткое. Полтора – два часа, не могут вместить всех подробностей – они исключены, и мы их не принимаем в расчёт.
Лучше этого и не делать, иначе получится чёрт знает что.
Окажется, что тайный агент, уничтожающий негодяев, которым он сам когда-то и насолил, фактически такой же, как и они, а может быть даже и хуже, просто действует в наших интересах. Мало того, раз интересы негодяя – агента, положительного по сюжету, героя, совпадают с нашими, то и мы не лучше его.
Выискивать эти взаимосвязи не требуется, но куда деться, если кино, действительно, нравится, а главный герой, убивающий людей, для нас привлекателен. – Это плохие люди, могли бы мы сказать себе – они ужасные преступники, хотя наверняка знать этого мы не можем и, в любом случае, это не может нас оправдать.
Но этот вопрос даже не стоит.
Мы просто смотрим, и нам просто нравится насилие.
А вот для того, чтобы мы могли смотреть на насилие безболезненно – нужен привлекательный главный герой – негодяй и убийца, делающий всю грязную работу за нас, а ещё нужно множество плохих, непривлекательных парней, о которых нам сказали, что они враги.
Такое кино.
Добавьте сюда для полноты сюжета похищение плохими парнями семьи негодяя-агента. Семьи, которую он бросил много лет назад, ради выполнения различных миссий, по уничтожению образа жизни сотен других семей в различных странах планеты, но опять-таки ради нас.
И вот – нам уже становится его жалко – мы сочувствуем, выдавливая из глаз слезу.